Экономические итоги перестройки

Экономические итоги “перестройки” $

Рассмотрев основные экономические преобразования в эпоху перестройки, можно преступить к рассмотрению её итогов и результатов, чего добивался Горбачев, и что в реальности мы получили.

Рассмотрим сначала проблемы перестройки с точки зрения частной со$бственности номенклатуры или бюрократической машины советского государства. То есть для чего нужна была перестройка номенклатуре и что в действительности она получила?

Наиболее активная часть либерально-демократической интеллигенции или так называемые «прорабы перестройки» в большинстве своем это были люди, так или иначе связанные с властью.

Массовые отряды собственно номенклатуры — и хозяйственной и даже политической -$вполне спокойно и достаточно сочувственно отнеслись к «антикоммунистической революции». Поэтому она и произошла так легко, бескровно в то же время осталась «половинчатой»$, а для многих обернулась обманом их социальных ожиданий и надежд.

Ну и, наконец, совершенно очевидным стал характер номенклатурно-антиноменклатурной революции, когда все увидели, что именно номенклатура (и ее «дочерние отряды» вроде так называемого комсомольского бизнеса) прежде других обогатилась в ходе раздела$ собственности. Получили права гражданства термины «номенклатурная приватизация», «номенклатурный капитал» (и капитализм) , «номенклатурная демократия».

В 1990-1991 годах у нас, безусловно, произошла мировая геополитическая катастрофа вне зависимости от ее оценки, со знаком «+» или «-«. Она была неожиданной для большинства не только советских людей, но и для советологов. Так, в середине 80-х годов известные историки А. Некрич и М. Геллер писали: » Приближаясь к своему 70-летию, государство, рожденное в октябре 1917 г$ода, завершает восьмое десятилетие XX века как последняя мировая империя. Над советской зоной — от Кубы до Вьетнама, от Чехословакии до Анголы — никогда не заходит солнце… Успехи системы очевидны». Именно таким было мироощущение Запада, панически боявшегося советской агрессии.

Несмотря на такие мироощущения, крах коммунистической си$стемы все-таки произошел. 1985-1991 годы — конец коммунизма. Начинается открытая номенклатурная приватизация, частная собственность узаконивается, о реально-государственно$й (тоталитарной собственности) уже и речи нет. Номенклатура открыто превращается в капиталистическую. К концу этого периода строй похож уже не на «империализм» в классиче$ски ленинском описании (тем более не — на восточное общество) , а на что-то переходное к «западной» модели, к рыночной экономике, к открытому обществу и свободному капитализму. Правда, эти перемены вполне еще обратимы. Политически все это идет на фоне тотального разгрома государства, полностью проигравшего психологическую и холодную войну как во внешнем мире, так и внутри страны. Поражение заканчивается распадом, $исчезновением прежнего государства.

К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократического и экономического рынка (преобладал первый) , имели почти законченное (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) здание номенклатурного капитализма. Господствовала идеальная для бюрократического капитализма форма —лжегосударственная форма деятельности частного капитала. В политической $сфере — гибрид советской и президентской форм правления, республика пост-коммунистическая и пред-демократическая.

Теперь косне$мся вопроса, непосредственно связанного с экономическими итогами перестройками и той экономической обстановки, которая была непосредственно после нее.

Перед новой независимой Россией стояли очень труд$ные и масштабные задачи. Первоочередной и самой насущной была экономическая реформа, призванная вывести страну из кризиса и обеспечить россиянам достойный уровень жизни. В экономике для этого виделся единственный путь — переход к рыночным методам хозяйствования, пробуждение предпринимательской инициативы частных собственников.

За годы “перестройки” было сделано удивительно мало для реального реформирования хозяйственного механизма. Принятые союзным руководством законы расширяли права предприятий, разрешали м$елкое частное и кооперативное предпринимательство, но не затрагивали принципиальных основ командно-распределительной экономики. Паралич центральной власти и, как следствие, ослабление госу$дарственного контроля за народным хозяйством, прогрессировавший распад производственных связей между предприятиями разных союзных республик, возросшее самовластье директоров, недальновидная политика искусственного, за счет дополнительной денежной эмиссий, роста доходов населения, как и другие популистские меры в экономике — все это привело к нарастанию в течение 1990—1991 гг.$ экономического, кризиса в стране. Разрушение старой экономической системы не сопровождалось появлением на ее месте новой. Эту задачу предстояло решать уже новой России.

Предстояло продолжить процесс формирования свободного демократического общества, успешно начатый “перестройкой” . В стране уже была реальная свобода слова, выросшая из политики “гласности” , складывалась мн$огопартийная система, проводились выборы на альтернативной (из нескольких к$андидатов) основе, появилась формально независимая пресса. Но сохранялось преимущественное положение одной партии — КПСС, фактически сросшейся с государственным аппаратом. Советская форма организации государственной власти не обеспечивала общепризнанно$го разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ее ветви. Требовалось реформировать государственно-политическую систему страны, что оказалось вполне по силам новому российскому руководству.

К концу 1991 г. экономика СССР оказалась в катастрофическом положении$. Ускорялось падение производства: за 1991 г. спад составил 11%, причем за последний квартал года — 21%. Национальный доход по сравнению с 1990 г. уменьшился на 20%. Дефицит государственного бюджета, т.е. превышение государственных расходов над доходами, составлял, по разным оценкам, от 20% до 30% валового внутреннего продукта (ВВП) . Нарастание денежной массы в стране грозило потерей контроля государства над финансовой системой и гиперинфляцией, т.е. инфляцией свыше 50% в м$есяц, которая могла парализовать всю экономику.

Ускоренный рост зарплат и пособий, начавшийся с 1989 г., увеличил неудовлетворенный спрос, к концу$ года большинство товаров исчезло из государственной торговли, но зато втридорога продавалось в коммерческих магазинах и на “черном рынке” . За период с 1985 г. по 1991 г. розничные цены выросли почти в три раза, государственный контроль за ценами не мог остановить инфляцию. Неожиданные перебои в снабжении населения различными потребительскими товарами вызывали “кризисы” (табачный, сахарный, водочный) и огромные очереди. Вводилось нормированное распределение многих п$родуктов. Люди опасались возможного голода.

Серьезные сомнения возникли у западных кредиторов в платежеспособности СССР. Суммарный внешний долг Советского Союза к концу 1991 г. составлял 103,9 млрд. долларов, с учетом взаимных долгов чистая задолженность СССР в конвертируемой валюте в реальном выражении оценивалась в 56,5 млрд. долларов. До 1989 г$. на обслуживание внешнего долга (погашение процентов и др.) уходило 25—30% от суммы советского экспорта в конвертируемой валюте, но затем в связи с резким падением экспорта нефти Советскому Союзу для при$обретения недостающей валюты пришлось продавать золотой запас. Золотой запас СССР в сентябре 1991 г. составлял всего 242 тонны (в 10 раз меньше, чем в 1985 г.) , запас других драгоценных металлов и алмазов оценивался в 2 млрд. долларов, наличные запасы валюты составляли 240 млн. долларов. К концу$ 1991 г. СССР уже не мог выполнить свои международные обязательства по обслуживанию внешнего долга и задолжал по процентным выплатам 6 млрд. долларов. Экономическая реформа становилась неизбежной и жизненно необходимой.

ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА: $

1.Егор Гайдар “Государство и эволюция” .

2.С. Рябикин “Новейшая история России (1991-1997) ”

3.Михаил Геллер “Седьмой секретарь: 1985-1990”

4.Михаил Геллер “Россия на распутье: 1990-1995”

Post Comment